Выступление на "Парламентских слушаниях" в Государственной Думе

Законодательное обеспечение борьбы с организованной преступностью как внутренней и внешней угрозой национальной безопасности

Уважаемые участники Парламентских слушаний!

Начну своё выступление с удивительной информации, с которой мне в ходе исполнения своих депутатских полномочий доводилось неоднократно сталкиваться. Речь о бытующем в нашей стране и, к сожалению, всё более распространяющемся мнении о том, что организованная преступность в современной России выполняет позитивные социально-экономические функции, предоставляя альтернативу неэффективно работающим государственным институтам, призванным обеспечивать выполнение гражданско-правовых обязательств и разрешать споры.

Таким образом, в сознании людей формируется извращённый по своей сути и порочный и пагубный по своей потенциальной опасности образ преступного мира как единственной силы, способной обеспечивать стабильность, предоставлять помощь в “выбивании” долгов, гарантировать выплаты процентов по банковским ссудам и разрешать споры о правах на собственность честно и эффективно. То есть исполнение правовых и карательных функций - того, что в нормальном обществе принято считать исключительной прерогативой государства.

К сожалению, причины для таких настроений имеются.

В 2005 году, тогдашний Генеральный прокурор Владимир Устинов в своём выступлении на всероссийском совещании правоохранительных органов предельно резко оценил ситуацию. Цитирую: “Приходиться признать, что толком до сих пор ничего не сделано, борьба с преступностью ведётся больше на бумаге. Пора прекратить бороться с организованной преступностью на бумаге, прикрываясь безличными валовыми показателями, и переходить к оценке качественной составляющей, учитывать результаты по разобщению и ликвидации преступных группировок, привлечению к ответственности их лидеров и активных участников, пресечению каналов их финансирования”.

Как же обстоят дела сегодня, в году 2008?

Как законодатель могу констатировать, что эффективность принятых законов по противодействию организованной преступности практически нулевая. С каких это пор профессиональных преступников или профессиональных коррупционеров останавливал какой-то закон?

Наша оргпреступность зародилась и выросла в недрах распределительной экономики и главной её особенностью в отличие от зарубежной стала теснейшая взаимосвязь преступности экономической с преступностью уголовной, что предопределило возникновение криминальных симбиозов из так называемых “теневиков”, профессиональных уголовников и нечистых на руку чиновников.

Как пел Расторгуев: “Расцвела буйным цветом малина. Разухабилась всякая тварь”.

И вот с этой “тварью” законными методами бороться стало уже невозможно. Настолько слаба была в начале 90-х законодательная база.

И вот тогда, в памятный 1992 год, как естественная реакция на зло, появились знаменитые РУОПы, вобравшие молодых и дерзких людей, которые не особенно обременяя себя статьями закона, вдруг начали давать результат. Решая свою главную задачу - убрать бандитов с улиц - они превратились в настоящие “эскадроны смерти”. К сожалению, выполнив эту задачу в 2001 году РУОПы были упразднены.

Криминалитет на это отреагировал немедленно. Практически во всех регионах страны его выдвиженцы развили активную деятельность по проникновению во власть посредством самого легитимного и законного способа - участия в выборах. Преступный симбиоз достиг своего “совершенства”, обрёл законченный, а потому особо опасный вид.

Итак, на сегодняшний день нашим противником является высокоорганизованный отечественный криминальный симбиоз, который всё теснее сращивается с транснациональной всемирной организованной преступностью. Нельзя не понимать того, что глобальный характер этого явления, густо замешанный на сотрудничестве с терро­ристическими организациями и политическим экстремизмом, есть реальная угроза безопасности всего человечества, как по своим масштабам, так и по разрушительному влия­нию.

Что делать?

Это извечный вопрос для России, что бы в ней ни происходило. Ответить на него один - действовать. Учёные и практики накопили массу предложений, разработали множество программ, защитили десятки диссертаций по данной проблематике, но, увы, вопрос - что делать? - по-прежнему актуален.

Поэтому прежде всего необходимо политическое решение верховной власти. И это главное. Как приговорённому к повешению вышибают табуретку из-под ног, так у организованной преступности нужно вырвать экономический базис.

Активно действуя в сфере экономики, организованные преступные сообщества и их лидеры получили беспрецедентную возможность укрепления финансовой мощи возглавляемых ими преступных структур, аккумулирования похищенных у государства и частных владельцев колоссальных денежных средств на зарубежных счетах, используемых ими для подкупа должностных лиц, коррумпирования и разложения органов власти и управления. В современных реалиях организованные преступные группировки предпочитают заниматься своей преступной деятельностью в сфере именно легальной экономики, получая при этом возможность легализовать свой преступный доход.

Таким образом, люди, тесно связанные с оргпреступностью, постепенно превращаются в экономическую элиту. И как любая элита они получают возможность влиять на важные процессы государственной жизни, в том числе на кадровые решения.

К примеру, с учётом того, что правоохранительные органы в России являются самыми могущественными структурами, чётко проявилась тенденция увеличения в московских вузах числа студентов с Кавказа, получающих образование на платной основе с единственной целью - устроиться после их окончания в силовые ведомства.

Вот почему с учётом всего вышесказанного я прихожу к пониманию, что для России чрезвычайно важным теперь становиться осознание и признание того, что на борьбу с оргпреступностью должны быть перенесены методы борьбы с террористами.

Почему, спросите вы? Потому что у нас не осталось больше времени на возню с бандитами, а именно в борьбе с терроризмом фактор времени находится на первом месте. Соглашаясь с тем, что борьба с террором огрубляет методы правоохранительных органов, не могу не отметить, что в современном контексте понятие организованная преступность и терроризм практически уже неотличимы.

Поэтому, анализируя законотворческую и правоприменительную практику стран с различными моделями государственного устройства, а также принимая во внимание наши сегодняшние, российские, реалии, я однозначно отдаю в борьбе с организованной экономической преступностью приоритет стратегии нейтрализации.

Следует признать, что, к нашему глубокому сожалению, на данный момент реальные возможности преступности фактически равны потенциалу правоохранительных органов. То есть правоохранительные органы не могут в полной мере контролировать экстремистские и террористические организации, что позволяет последним создавать реальные угрозы обществу и государству, но у них имеется возможность сдерживать преступность путём принятия адекватных и своевременных мер. Ведь не секрет, что максимальную эффективность правоохранительные органы демонстрируют именно в условиях чрезвычайной ситуации. Поэтому на это надо направить наши усилия. Только таким образом мы укрепим стабильность и безопасность общества и государства.

И только со временем, по мере развития новой государственности в России в рамках борьбы с преступностью, включая её организованные формы, появиться возможность осуществить переход от стратегии нейтрализации к стратегии контроля над организованной экономической преступностью.

А пока, и в этом я глубоко уверен, нам на государственном уровне было бы полезным изучить опыт “профилактики” организованной преступности в Туркменистане - единственной республике, где с ней справились и теперь не вспоминают. Наши туркменские товарищи, вопреки восточным обычаям гостеприимства, не стали церемониться с бандитами, а просто напросто без различия пола и возраста (я имею в виду предельного возраста) во внесудебном порядке перебили всех до одного.

Вот и нам, чтобы не проиграть борьбу с организованной преступностью необходимо использовать любые шансы, чтобы изменить ситуацию в ближайшем будущем.

Главным на этом направлении я вижу в воссоздании службы, которая занялась бы исключительно борьбой с оргпреступностью, по аналогии с такой, например, как итальянская Direzione investigativa antimafia в составе итальянского МВД.

В соответствии с правилами политеса, хочу закончить свой доклад позитивной информацией. Не могу не отдать должное одной блестящей операции в работе отечественных правоохранительных органов. Имею в виду ликвидацию крупнейшей организованной преступной группировки - ЮКОСа и обезвреживание Ходорковского. Вот так бы и впредь. Пожёстче и невзирая ни на какие регалии, связи, богатство, влияние и вопли правозащитников. Преступил закон - в тюрьму. Ещё лучше - в могилу. У бандитов другого будущего быть не должно.

Дата публикации: 30 октября 2008
Количество просмотров: 4082683
При использовании материалов сайта, ссылка обязательна.

Актуальные публикации

20 июля 2015
Исторический казус...

14 марта 2014
Сколько волка ни корми...

21 сентября 2011
Выступление на Правительственном часе с участием Министра юстиции

22 декабря 2010
Выступление на Правительственном часе в Государственной Думе

6 сентября 2010
Выступление на Круглом столе в Государственной Думе

30 октября 2008
Выступление на Парламентских слушаниях в Государственной Думе

10 сентября 2008
Выступление на Правительственном часе в Государственной Думе

24 июля 2007
Россия - не шахматная доска...

25 ноября 2006
Выступление в Совете Федерации

17 марта 2006
Профессионально и без колебаний...

1 июля 2005
Выступление на Пленарном заседании в Государственной Думе

12 мая 2005
К вопросу об экстрадиции гр. Адамова

6 мая 2005
Патриотизм и гражданский долг

11 апреля 2005
Последствия реформ Горбачёва

15 июня 2004
К вопросу о перезахоронении В. Ульянова

12 ноября 2003
Безопасность и исторический опыт

Публикации в сети

Абельцев в Яндексе