Ирак

Вслед за Афганистаном прощаться с американскими военными пришла очередь Ирака. После встречи премьер-министра Ирака с президентом США Джо Байденом было объявлено, что все оставшиеся боевые части США будут выведены из страны к концу этого года в рамках продолжающегося «американо-иракского стратегического диалога».

Спустя 18 лет после вторжения в Ирак в стране осталось около 2500 военнослужащих регулярной американской армии, плюс небольшое и точно неизвестное количество сил для специальных операций против ИГ.

По сравнению со 160-тысячным контингентом, оккупировавшим Ирак после вторжения, это ничтожно мало. Но даже эти силы по-прежнему становятся мишенью для атак беспилотников, предположительно, со стороны поддерживаемых Ираном боевиков.

Работа американских военных заключается в обучении и оказании помощи иракским силам безопасности, которые ведут борьбу с исламистами ИГ.

Поддерживаемые Ираном политики и вооружённые формирования требуют вывода американских войск, особенно после убийства в январе 2020 года в аэропорту Багдада главы иранской Революционной гвардии генерал-майора Касема Сулеймани и одного из главных командиров иракского шиитского ополчения.

Политические партии, поддерживающие Иран, потребовали вывода всех сил коалиции против ИГ несмотря на то, что джихадисты по-прежнему представляют нешуточную угрозу.

Все остальные тоже были бы не против вывода иностранных войск: оккупация не нравится никому.

Американцы уже давно пытаются завершить «бесконечные», по определению президента Байдена, войны на Ближнем Востоке.

Всё большее внимание США привлекают Азиатско-Тихоокеанский регион и Южно-Китайское море, где в полную силу разворачивается Китай. Отсюда и такая поспешность в выводе войск из Ирака и Афганистана.

История имеет особенность повторяться. Конкретно в этом случае речь идёт о возможности возвращения ИГ на прежние позиции. Такое развитие событий сегодня менее вероятно по нескольким причинам.

Десять лет назад группировка ИГ смогла воспользоваться массовым недовольством иракских суннитов по отношению к весьма пристрастному шиитскому правительству премьер-министра Нури аль-Малики. Он управлял страной с 2006 по 2014 год и своими действиями против суннитского меньшинства систематически подталкивал суннитов если не к вступлению в ряды джихадистов, то хотя бы к благосклонному к ним отношению.

Сложившееся сегодня положение вещей хотя и далеко от совершенства, но всё же более приемлемо для различных этнических и религиозных групп в Ираке. После разгрома ИГ США и Великобритания также потратили много времени и средств на подготовку иракских сил безопасности, и эта подготовка продолжится при поддержке НАТО и после ухода американских военных.

Стратегическое руководство ИГ нацелилось на операции в практически неуправляемых пространствах в Африке и в Афганистане - борьба с хорошо вооружёнными силами безопасности в ближневосточном регионе его не прельщает.

Летом 2014 года ИГ удалось успешно провести молниеносную кампанию по всему региону отчасти и потому, что внимание Запада переключилось с Ирака на другие регионы. Затем коалиции из 80 стран потребовалось 5 долгих лет и миллиарды долларов, чтобы разгромить исламистов, и никто не хочет заново устраивать себе эту головную боль. Поэтому, хотя американские боевые части и уходят из Ирака, Запад по-прежнему будет наблюдать за развитием ситуации в стране и особенно за тем, не превратится ли Ирак снова в плацдарм, с которого джихадисты совершают нападения - в первую очередь, на западные страны.

У Пентагона, безусловно, есть для этого средства: в регионе сосредоточено достаточно американских военных, а в Персидском заливе находится ударная группа американского флота.

Однако в долгосрочной перспективе ситуация в регионе складывается в пользу Ирана.

Еще со времен Исламской революции 1979 года Иран пытается добиться вывода американских войск из соседних стран и утвердиться в качестве ключевого игрока в регионе. В странах Персидского залива многого добиться Ирану не удалось: Тегерану здесь не доверяют, а у США есть военные базы во всех шести странах, в том числе и штаб-квартира 5-го флота ВМС США в Бахрейне.

Но свержение режима Саддама Хусейна в Ираке в 2003 году устранило главное препятствие на пути иранской экспансии. Тегеран воспользовался открывшейся возможностью и успешно внедрил своих шиитских ополченцев в структуру системы безопасности Ирака, а его союзники имеют немало голосов в парламенте.

Гражданская война в Сирии позволила Ирану ввести туда значительные военные силы, а в соседнем Ливане союзник Ирана - группировка «Хезболла» - стала самой мощной силой в стране.

Тегеран никуда не торопится. Иранские лидеры рассчитывают, что давление - как явное, так и скрытое, - в итоге выдавит американцев с Ближнего Востока - хотя бы в военном отношении.

Отсюда частые ракетные обстрелы американских баз, налёты беспилотников и постоянная поддержка Ираном гражданских протестов против присутствия американских военных.

Соглашение о прекращении боевых действий США в Ираке многие в Тегеране воспримут как шаг в нужном им направлении.

 

23.08.2021
При использовании материалов сайта, ссылка обязательна.

Актуальные публикации

22.02.24
Первый без равных

22.01.24
Насколько мы ничтожно малы...

31.12.23
Новогоднее пожелание

19.12.23
Делегатам XXXV съезда ЛДПР

16.11.23
Выступление в Государственной Думе на совещании по профилактике преступности мигрантов

10.10.23
Пакт Монклоа

29.09.23
Выступление на Форуме участников СВО

04.07.23
Анатомия примитивизма

06.06.23
День рождения А. С. Пушкина

06.04.23
Памяти Владимира Жириновского

21.02.23
Л. Слуцкому, спавшему на Послании Президента РФ

06.01.23
Актуально спустя 20 веков

07.07.22
Выступление на Всероссийском Молодёжном Форуме ЛДПР

06.04.22
Памяти Владимира Жириновского

04.04.22
Паутина

29.09.21
Обращение Председателя ЛДПР

24.07.21
Выступление на Красной площади, посвящённое 145 выпуску офицеров Московского Высшего военного командного училища

19.04.21
Наилучший сценарий

18.04.21
Окно Овертона

22.01.21
Следующий шаг...

06.06.20
Киссинджер

Страница в Контакте

Сергей Абельцев в ТикТок